Интервью: Уитни Хьюстон

– Моя мать была моим первым исполнителем. Она пела нам постоянно — дома, в церкви. Она всегда говорила: «Если ты не чувствуешь музыку, даже не пытайся, потому что это трата времени». Я смотрела, как поет мама, — обычно это было в церкви — и чувствовала столько духовной силы, ощущение, словно через тебя проходит электрический заряд.

– Когда я решила стать певицей, моя мать предупреждала меня о том, что я много времени буду проводить одна. Впрочем, как и все мы. Одиночество сопровождает нас по жизни.

– Я правда считаю, что голос мамы лучше моего, потому что она учитель, а я ученик. У нее больший диапазон, в ее голосе больше силы, чем когда-либо было в моем.

– Ты знаешь, что я чувствую? Я чувствую себя старой. Я работаю с 11 лет. Я выступала в ночных клубах, я была моделью, вся эта фигня. Мне просто не хочется пресытиться. Это уже не так здорово, как было раньше, когда я начинала. Я люблю то, что делаю, и мне приятно знать, что другим это тоже нравится. Но удовольствия больше нет.

– Когда вы встречаете кого-то, вы имеете дело с его образом. Образ — лишь часть человека, это не цельная картина. Я не всегда хожу в расшитом блестками платье. Я ничей ангел. Я могу опуститься и испачкаться. Я могу быть грубой.

– Я сильная. Нужно быть сильным, чтобы столько времени продержаться в шоу-бизнесе.

– Я знаю, что I Will Always Love You была великолепна. Мне пришлось выложиться по полной в этой песне. Но я понятия не имела, что она так хорошо и быстро продастся.

– Я не умею петь «как черная» и не знаю, что такое «белая музыка». У музыки нет цвета.

– Я бы не стала быть с кем-то, кто не уважает мое мнение. Никто не заставит меня делать то, чего я не хочу. Вы не заставите меня петь песни, которые я не хочу петь.

Уитни Хьюстон

Comments are closed.